Сказки, рассказанные перед сном

Тигр, охотник и заяц
(часть вторая)


Обрадовался охотник, побежал домой, смастерил лук, большой и красивый. Стрелять из него было под силу только сражу троим крепким парням. Потом выстругал две острые стрелы, обмакнул их в самый ядовитый из ядов и все отнес зайцу. А заяц научил охотника, как ему поступать:

— Лишь подойдет к тебе тигр, скажи ему, что сначала надо пойти на суд к горному духу Янгконгу, что живет под большим баньяном вон за тем дремучим лесом. Вот, мол, рассудит пас Янгконг, тогда делай со мной, что хочешь. А чтобы тигр не упрямился, скажи, что такова воля горного духа и что перечить ему нельзя. Ты же, дядюшка, не бойся, я тебя выручу.

Настал восьмой день, сидит охотник в тоске и печали, ждет тигра. Тигр не заставил себя долго ждать, явился. Еще и в дом не вошел, а уже рычит:

— Где ты там, подлый обманщик, сейчас я тебя съем!

Задрожал охотник, выходит из дома и говорит тигру:

— Подожди, не ешь меня. Встретился тут мне недавно горный дух Янгконг, что живет под большим раскидистым баньяном вон за тем дремучим лесом. Велел горный дух сначала явиться нам с тобою к нему на суд.

Тигр с давних пор слышал о горном духе Янгконге, но видеть его никогда не видел. Поэтому струсил он и поверил охотнику, но все же для большей острастки сказал:

— Лжешь ты все, выдумываешь. Да и где мог тебо встретиться горный дух? Нет, лучше я тебя съем, и делу конец.

Но охотник стоял на своем. Пришлось тигру согласиться и пойти вместе с охотником на суд. Пришли они к большому баньяну. Видят — сидит возле баньяна горный дух, огромный, словно дом, весь в листьях и цветах. Понял тут охотник, что заяц замыслил какую-то хитрость. Говорит он тигру:

— Ну вот, видишь? Это и есть горный дух Янгконг.

Как раз в это время из кучи листьев раздался громкий голос:

— Это я, горный дух Янгконг. Вы пришли ко мне на суд? Рассказывайте все, ничего не таите. Я рассужу вас.

Услышали лесные звери, что горный дух явился и творит суд над тигром и охотником, сбежались отовсюду. Охотник и тигр, повинуясь горному духу, рассказали ему все, как было. Выслушал их Янгконг и молвил:

— Поистине, из ваших слов трудно понять, кто прав, и кто виноват. Я рассужу вас так, как судят божества. У меня есть волшебный лук и волшебные стрелы. Эти стрелы поражают только виновного и минуют правого. Возьмите и пустите друг в друга эти стрелы, и мы узнаем, кто из вас прав, кто виноват.

С этими словами горный дух протянул по стреле тигру и охотнику, но лук был один, и дух отдал его сначала человеку.

— Не согласен,— зарычал тигр.— Охотник он на то и есть, чтобы метко стрелять. Наверняка он в меня попадет, и тогда мне конец.

Янгконг рассмеялся и сказал:

— Не бойся, тигр. Эти стрелы волшебные: они никогда не поразят тебя, если ты не виноват.

Охотник окончательно уверился, что в куче листьев сидит хитроумный заяц, который вызвался ему помочь. Обрадовался охотник, стал натягивать лук. От радости силы его утроились, и он крепко натянул тугую тетиву, которую под силу было натянуть только троим крепким парням. Прицелился охотник и пустил стрелу. Стрела полетела, словно вихрь, и попала тигру прямо в голову. А Янгконг радостно провозгласил:

— Стрела поразила тигра в голову! Значит, тигр и был виновен.

Испугались звери, бросились бежать, обгоняя и топча друг друга. Добыча без счету лежала прямо на земле — только знай подбирай. Расхохотался заяц, выпрыгнул из кучи листьев, показал на валявшихся повсюду зверей и сказал охотнику:

— Это тебе мой подарок, дядюшка охотник. Неси домой и живи, радуйся. Только вот что запомни: не клянись понапрасну, а если уж поклялся, то слово свое держи.

Сказал так заяц и исчез в лесу — только его и видели. Не стал даже благодарности от охотника дожидаться.

Чего только в старину не бывало...