Сказки доброго волшебника

ЖАДНЫЙ БОГАЧ БОТ РО, БЕДНЫЙ ДОБРЯК ХЭРИТ И
БОГИНЯ ХЛЕБА И ЗЕРНА ЙА КОНКЕХ
(Сказка народности банар)


Жили давным-давпо два человека: Бот Ро и Хэрит. Все о них прослышали и в дальних селениях и в ближних. Бот Ро был богачом. Медных котлов у него — будто ракушек в озере, медных гонгов — словно камней у ручья. Куда ни глянь — огромные кувшины стоят. В кувшинах вино пенится. В лугах — тысячи слонов и буйволов, в селенье — сто раз по сто рабов. Далеко разнеслась молва о Бот Ро, богатом и могучем старейшине.

Хэрит, круглый сирота, жил в убогой хижине, терпел нужду, только и было у него добра, что тупой нож да верша.

Прославился богач Бот Ро своею скупостью. Вернется кто нибудь с охоты, добычу принесет, Бот Ро все отберет: и зайца, и косулю, белку-летягу, лань, тигра, леопарда, даже шерстинки не оставит. Часть мяса съест, а что останется — на солнце вялит, коптит над очагом, готовит впрок. После на гонги, на котлы меняет, на вино. Как только не издевался Бот Ро над бедняками, часто бил их. Поэтому в селенье все его боялись и ненавидели.

Бедняк Хэрит был добрым и трудолюбивым. Всем помогал, за всякую работу брался, готов был снять с себя одежду и отдать больным и бедным, мог поделиться последней чашкой риса. За это все в селении его любили и уважали. И те, что жили у пятидесяти ручьев, и те, что поселились у горных перевалов.

Устроил Бот Ро празднество в честь совершеннолетия своего единственного сына и велел всем людям селения — и старым и молодым, и женщинам и мужчинам — нести подношения. А некоторых даже заставил прислуживать: циновки расстилать, ни по готовить, забивать буйволов, резать кур и свиней. Еще он приказал старейшине бить В гонги, — звон их достиг самых дальних тропок. Люди работали с усердием, надеялись, что богач позовет в гости все селение.

Но богач позвал только старейшипу соседнего селения, такого же жадного и злого, как он сам. Тем же, кто на него работал, ничего не дал, ни глотка вина, ни куска мяса. А мясо, которое осталось после пиршества, велел коптить и вялить, готовить впрок, чтоб после обменять на гонги и медные барабаны.

Сидят два злых старейшины, пируют, вдруг запах жареного мяса и вина достиг небес. А в это время мать Янг Шри, богиня Йа Конкех, сидела и пряла. Защекотал ей ноздри аппетитный дух, и захотела Йа Конкех отведать мяса и вина. Богиня перестала прясть, на облачке спустилась вниз и прямо к дому богача Бот Ро пошла. Притулилась возле дверей и подаянья просит.

Узрел ее богач, за попрошайку принял, решил прогнать и стрелы стал в нее метать. Одна стрела пронзила волшебное крыло богини. Богиня напугалась и, затаив обиду, вернулась на небеса. Пришла, расплакалась и дочери все рассказала. Выслушала Янг Шри матушку — не верит, облака раздвинула, сама спустилась вниз. Пришла к дому богача, встала у дверей, подаянья просит.

Узрел ее Бот Ро, решил прогнать и снова за лук взялся. Метал стрелы, метал — все мимо. Разгневалась богиня, ни слова не сказала, ушла.

Идет, вдруг видит — хижина стоит. В хижине Хэрит жил. И захотела богиня здесь отдохнуть. А юноша в эту нору как раз сидел, щипал бамбуковую дранку, корзины плел. Услыхал он, что бедная женщина отдохнуть просится, впустил, приветил.

Видит богиня, что Хэрит добрый, но решила еще раз испытать его доброту, есть попросила. Нет ничего у юноши, один поросенок возле хижины бегает. Зарезал юноша поросенка, изжарил, женщину накормил. Узнал, что дома у нее голодная мать, взял большой лист, завернул в него мясо, женщине отдал. Янг Шри взяла мясо, поблагодарила юношу, попрощалась и вернулась на небо.

Там богиня рассказала обо всем, что с ней случилось. На все лады хулила злого Бот Ро, на все лады хвалила доброго юношу.

Старая Йа Конкех ела свинину, особенно ей понравилась печень. Выслушала она дочку и говорит:

— Бот Ро богат, но жаден и зол. Не давай ему больше риса, пусть с голоду умрет. Хэрит бедный, но добрый, дай ему много-много риса, пусть свое счастье найдет.

Выслушала Янг Шри мудрые слова матери, обещала сделать все так, как та велит. С той поры пе заглядывала больше богиня риса на поля богача Бот Ро. Посадит он рис да кукурузу, а их саранча пожрет, не пожрет саранча — твари лесные вытопчут, не вытопчут твари — палящее солнце сожжет. Ни единая капля дождя на них не прольется, и гибнут они от жажды.

Зато у Хэрита, только посадит он рис и кукурузу, глядь — они уже созрели. Ни саранчи не видно, ни лесных тварей — даже приблизиться не смеют. Солнце не жжет его поля, не затопляют ливни. Колосья риса, початки кукурузы отяжелели от обилия зерен. Прямо с поля урожай идет к Хэриту в закрома. Разбогател Хэрит.

Бот Ро никак не мог понять, что приключилось. В конце концов смекнул, что это наказала его богиня риса. Бот Ро злится, горюет. Худеть стал, совсем отощал. А у людей попросить помощи не решился. Так и умер, как зловредный жук.